Междометия в русском языке

Междометия – это своеобразные знаки, свидетельствующие об определённых чувствах. Отличает их от знаменательных частей речи то, что они выражают эмоции и волеизъявления, но не называют их.

«Ба! Знакомые все лица!» — восклицает Чацкий, увидев всё общество в полном составе. Междометие «Ба!» выражает удивление героя, который, спустя много лет, находит тех же людей с теми же взглядами на жизнь и с тем же мироощущением.

Междометия — примеры

Чаще всего междометия – это морфологически неизменяемые комплексы звуков, представляющие собой короткие выкрики ( или вскрики), произносимые человеком непроизвольно: ай! ой! о! эх! и др. Именно природа этих слов позволяет отнести их появление в речи людей к самым ранним периодам в истории человечества, когда наши пращуры, объединившись в некий коллектив, решили обменяться мнениями. На это указывают и многочисленные исследования лингвистов.

Так, Виноградов В.В. в своей фундаментальной работе «Русский язык» утверждает, что междометия, хотя и не обладают функцией называния, имеют «осознанное коллективом смысловое содержание». Это значит, что за каждым междометием в данном языковом коллективе закреплён строго определённый смысл. Каждое междометие имеет своё лексическое значение, выражает определённое чувство или волеизъявление.

Например, слово «Цыц!» выражает запрет, приказание прекратить что-нибудь, а «ого!» — удивление. Кроме того, на «древность» происхождения междометий указывает и тот факт, что они не входят в систему частей речи и синтаксические связи их с другими словами в предложениях отсутствуют.

Татьяна ах! А он реветь. (Пушкин «Евгений Онегин»).

Очень интересно проследить появление междометий в произведениях древнерусской литературы: в «Поучении Владимира Мономаха» есть «Письмо к Олегу Святославичу», которое начинается словами: «О я, многострадальный и печальный!» А ведь это 11-ый век! В «Повести об убиении Андрея Боголюбского» во время самого убийства Боголюбский, обращаясь к врагам , восклицает: «О, горе вам, бесчестные!…». В «Слове о полку Игореве» (перевод Лихачева Д.С.) и автор летописи, и князь Игорь, и Ярославна употребляют это же междометие «О!» в различных ситуациях.

И сказал Игорь дружине своей:
«О дружина моя и братья!
Лучше ведь убитым быть…»
О Боян, соловей старого времени!
О Русская земля! Уже ты за холмом!..
О, стонать Русской Земле,
Вспоминая первые времена
И первых князей!..

Ярославна рано плачет в Путивле на забрале, приговаривая:

«О ветер, ветрило!..»

Следовательно, мы имеем дело с достаточно древними языковыми единицами, говоря о междометиях, такими же древними, как и первые летописи, в которых употреблены междометия. Примеры можно привести следующие.

1. По значению можно выделить три основные группы междометий: эмоциональные, императивные, междометия, связанные с выражением в речи норм этикета. Рассмотрим их в соответствии с данной классификацией.

Эмоциональные междометия выражают эмоциональную реакцию говорящего на происходящее или на речь собеседников, его отношение к воспринимаемым впечатлениям и их оценку. В рассказе «Мужики» Чехова А.П.: «Батюшки мои!» — изумилась Ольга, когда обе они вошли в избу». Эта группа междометий наиболее многочисленна, она доступна даже самым маленьким (по росту и по возрасту) носителям языка. Ребёнок, едва научившийся произносить звуки, при неприятном запахе скажет: «Фу!»; когда почувствует боль – произнесёт: «Ой!». Герой знаменитой комедии «Бриллиантовая рука» на узкой улочке турецкой столицы должен был упасть и произнести пароль: «Чёрт возьми». Это тоже эмоциональное междометие. Как часто мы оперируем такой фразой: «Тьфу, не сглазить бы!», где слово «тьфу» — эмоциональное междометие. Данная группа междометий представляет собой наиболее примитивную языковую конструкцию.

Императивные междометия выражают волеизъявление, призыв или побуждение к действию. Как правило, это обращение к собеседнику с предложением совершить то или иное действие, использующееся в повелительном наклонении:

- На, прими это (подаёт фуражку и тросточку) – Хлестаков в комедии Н.В.Гоголя «Ревизор».

- Цыц! – пристукнул дед Гришака. (Шолохов М.А. «Тихий Дон»).

Только призыв обозначает императивное междометие «Эй!». А междометие «ну» в сочетании с винительным падежом местоимения ты выражает пренебрежение и желание избавиться от чего-либо: «А ну его!». Побуждение такого типа употребляются по отношению к животным: кис-кис, цып-цып, ату, что свидетельствует о примитивности и какой-то первобытности междометий.

К третьей группе междометий, связанных с выражением в речи норм этикета, относятся реплики, заключающие общепринятые приветствия, формулы благодарности, извинений: спасибо, здравствуйте, до свидания, извините и др.

«Она побежала к воротам
- Прощайте! – крикнула она.» (Чехов «Дом с мезонином»).

2. Последняя группа междометий вызывает особый интерес в связи с соблюдением и несоблюдением норм речевого этикета. В быту, в школьной среде, в виртуальном общении и при использовании мобильной связи нормы речевого этикета незаметно, но верно изменяются.
Для того чтобы это доказать, я провела опрос среди своих сверстников – девятиклассников, в котором участвовало 32 человека.

На первый вопрос анкеты «Часто ли в своей речи вы используете междометия типа «ой», «эй», «господи», «фу», «чёрт возьми» и другие?» абсолютное число респондентов ответили: «Часто» (18 человек – 56%);

Употребление эмоциональных междометий в речи моих сверстников связано с различными школьными ситуациями. Так, я предложила ребятам обыграть ситуацию получения ими хорошей оценки – такое приятное событие! Как реагируют девятиклассники на него?

На первом месте по частотности употребления – междометие «ура!», им пользуются 11 человек (34%);

На втором месте – английское «йес!», этот варваризм очень популярен в выражении российских эмоций (4 человека – 12%).

На третьем месте – наше родное «ух ты!» (3 ученика — 9%).

А вот ниже «призового пьедестала» расположились слова «нештяк», «вау!», по поводу которых сатирически высказывается Михаил Задорнов. Довольно часто можно услышать эти слова из уст учеников. Я поинтересовалась у учителя английского языка, что они обозначают, оказалось, это утверждение с особым согласием.

Слова «клёво», «классно», «супер», которые слышатся, в том числе и с экранов телевизоров, тоже входят в лексикон моих сверстников. Но это уже крен в сторону слэнга, у меня к таким словам отношение отрицательное.

А вот ответы на следующий вопрос отдают нашим местным колоритом, типичное такое забайкальское словечко «но» звучит в качестве положительного ответа на любой вопрос.

- Ты приготовил уроки?
- Но…
- Ты прибрался в комнате?
- Но…

Так отвечают 12 человек, хотя знают, что надо говорить в этом случае «да»; и «да», и «но» — 3 человека; только «да» — 16 человек.

Императивное междометие «алло!» ( в значении «говорите, я вас слушаю») употребляется в устной речи часто, а вот писать его многие не умеют: по моей просьбе ребята должны были написать «алло»: 9 человек сделали ошибки (это 28%). Следовательно, надо уметь не только произносить междометия, но и грамотно писать их.

Особый интерес для меня представляло употребление моими сверстниками междометий, связанных с употреблением в речи норм этикета. Эти слова вместе с жестами – своеобразные окна, сквозь которые мы можем не только услышать друг друга, но и увидеть. Легко убедиться, как трудно, энергично топнув о пол ногой, сказать приветливо «здравствуйте» или, махнув безнадёжно рукой, произнести восторженное «ах!».

Таким образом, и жест как средство общения интересует исследователя. Часто мы по интонации приветствия можем определить настроение человека.

Так, приходя в школу в хорошем расположении духа, наши девятиклассники говорят «здравствуйте» — в 29 случаях (из 32), «где нужно, обязательно говорю» — 1 человек, «редко» — 2 человека. В этом же вопросе упоминались и другие междометия данной группы: «спасибо», «до свидания». Как следует из нашего опроса, нормы речевого этикета используются моими сверстниками в полной мере.

И ещё один, на мой взгляд, интересный факт – наряду с соблюдением норм этикета ребята употребляют междометие «эй!» — 4 человека без объяснения ситуации; 7 человек не говорят или говорят редко; а вот большая часть (21 человек! 66%) охотно описывают ситуации, когда используют это междометие. «Междометие эй!, которое мы слышим от человека, знающего вас, но не желающего назвать вас по имени, звучит уже как оскорбление»,- писал теоретик театра Касаткин Н.В. Именно таким образом используют данное междометие, обращаясь к своим друзьям, близким, знакомым, которые на расслышали своего имени, 14 человек. (Поэтому после обработки анкет мне пришлось объяснить ребятам, что они поступают неверно). Обращаясь к незнакомому человеку своего возраста, «эй» говорят 7 ребят.

Таким образом, при проведении подобного опроса мне удалось убедиться в том, что живую речь невозможно представить без интонации. Роль интонации особенно повышается в междометии, лишённом лексического значения.

Ф. Дельсарт утверждал, что по богатству интонации междометию принадлежит первое место среди всех частей речи. Именно недооценкой роли интонации объясняется тот факт, что долгое время междометия смешивались некоторыми лингвистами с рефлекторными выкриками (реакцией на боль, испуг, неожиданность и т.п.).

3. А подлинной сокровищницей междометий, помимо живой (бытовой) речи является, конечно же, литература. Художественные произведения изобилуют междометиями, которые являются фактом непосредственно живого общения и поэтому коротки и концентрированны. Они придают речи героев эмоциональность, естественность и национальный колорит.

Ещё великий Цицерон говорил: «Каждое движение души имеет своё естественное выражение в голосе…» Бесконечно богато пространство междометий в произведениях Гоголя Н.В., Толстого Л.Н., Чехова А.П., Островского А.И., Горького А.М. – всех не перечесть.

Я решила проанализировать использование междометий в комедии, которую недавно изучали, и которая мне очень понравилась – «Недоросль» Д.И.Фонвизина.

Многозначное междометие «ах» украшает почти каждую страницу комедии. Узнав, что Митрофан «протосковал» до утра, ослеплённая материнской любовью Простакова восклицает: «Ах, Мати Божия!». И во время урока, когда Митрофан оскорбляет Цыфиркина, Простакова замечает: «Ах, Господи, Боже мой!». В устах этой «презлой фурии», человека без души и сердца междометия сии звучат кощунственно.

Узнав, что крепостная девушка заболела и лежит, та же Простакова возмущение своё передаёт тем же междометием: «Лежит! Ах, она бестия!». Бросившись на Митрофана как на соперника в приобретении Софьиного капитала, его дядя Скотинин рычит: «Ах, ты, чушка проклятая!». Междометие «ах», старое как мир, в данном контексте, передавая все негодование Скотинина, придаёт его фразе окончательно скотский оттенок.

Междометие «ой! ой! ой!» и «ай! ай! ай!» мелькает в речи иноземца Вральмана, который не силен в русском языке.

Устаревшее междометие «ба» произносит Скотинин довольно часто: «Ба! Да этот что тут равняется?», «Ба! Ба! Ба! Да разве светлиц у меня мало?». В устах самонадеянного и наглого Скотинина слово это звучит, обозначая недоумение, с оттенком сарказма со стороны автора.

Митрофан, как и положено баловню, которому всё позволено, часто употребляет императивные междометия, которые содержат повеление: «Ну! А там что?» — отвечает Митрофан матери, которая просит его поучиться «хоть для виду». В речи Софьи, Стародума, Правдина, Милона часто встречается междометие «а» в разных значениях: «А! ты уже здесь, друг мой сердечный!» — говорит Стародум, увидев Софью, которая ждёт его. А междометие выражает радость от встречи. Получив письмо от графа Честана, Стародум вновь произносит междометие «а» в значении «интересно, что он пишет». В диалоге с Правдиным он произносит: «А, сколь великой душе надобно быть в государстве…», передавая этим междометием мудрость в понимании роли царя для улучшения жизни его подданных.

102 междометия удалось насчитать нам в комедии, столь небольшой по объёму. А вообще в русском языке междометия составляют большой и весьма богатый – по диапазону выражаемых ими ощущений, переживаний, волевых импульсов, настроений – пласт слов.

По данным «Обратного словаря русского языка», в современном русском языке 341 междометие – больше, чем предлогов (141), союзов (110), частиц (149). Пользоваться этим интонационным богатством надо умело, ведь междометие можно не только услышать, но и … увидеть.

Так, на картине Петрова В.Г. «Охотники на привале» внимательный человек может услышать интонации нарисованных людей, даже угадать употребляемые ими междометия, выражающие удивление молодого охотника; недоверие, скептицизм, иронию среднего; восторженные, хвастливые восклицания охотника – старика.

Междометия в картинах

Точно так же показывают нам определённые жизненные ситуации картины Репина, Крамского, Сурикова и других мастеров кисти.

Удивительная часть речи – междометие, если его можно даже нарисовать. И даже в искусственном языке будущего Эсперанто есть междометия – они не лишни в лексиконе воспитанного человека: bonan tagon! (добрый день!), bonan vesperon (добрый вечер!), bonvenon! (добро пожаловать!), bonvolu (пожалуйста!) Все люди во все времена в быту, на театральных подмостках, в школе и в армии, в большой аудитории и наедине будут использовать междометия. Ведь они – часть нашей жизни. И существовать без междометий невозможно.

Петрухина Оксана Владимировна,
Приезжих Татьяна Павловна

Литература:

1. Вартаньян Э.А. « Путешествие в слово», М., 1980.
2. Гвоздев А.Н. «Современный русский литературный язык», М., «Просвещение», 1973.
3. Изборник «Повести Древней Руси», М., «Художественная литература», 1986.
4. Середа Е.В. Статья «Ах, интонация!», Журнал «Русская словесность» 6, 2006.
5. «Современный русский литературный язык» под редакцией Леканта П.А., М., «Высшая школа», 1982.
6. Шанский Н.М., Тихонов А.Н. « Современный русский язык», часть 2, М., «Просвещение», 1987.